о последствиях
privet-kuku
privet_kuku
Я уже очень давно подбираюсь потихоньку к теме, о которой говорить страшно и стыдно. Думаю, как ее раскрыть; зачем это надо; кому это надо; в каком формате; стоит ли о ней говорить открыто; готова ли я.
Сегодня имела разговор с одной девушкой, а она сказала одну важную вещь, которая меня потрясла, она сказала ее о себе: «Я ищу себя в глазах других людей, но, когда нахожу там свое отражение, то бегу от них – боюсь людей запачкать собой».
Так она сказала о последствиях сексуального насилия, пережитого в детстве. Она старалась не смотреть мне в глаза – будто меня можно запачкать – и я чувствовала ее стыд, и одиночество, и желание высказаться.

И я себе подумала: делать надо то, во что веришь. Говорить о том, что волнует. Я думаю, я найду ответы на все вышеперечисленные вопросы, а пока что сформулирую вслух два важных пункта, о которых все знают, но предпочитают не говорить. Ибо стыдно.
1 – сексуальное насилие над детьми, которое совершают взрослые, и в большинстве своем, знакомые – это реальность, а не кадры из голливудских триллеров.
2 – Никогда после пережитого сексуального насилия девушка не переродится естественным путем в полноценную женщину, потому что природа не терпит надругательства.

«Кто-то заходит в детскую ночью. Тень огромная на стене. Страшно, я знаю, кто это и что он хочет. Я не могу кричать. Мне страшно и безысходно. Некуда бежать, некого просить о помощи – мне конец. Этот кто-то большой и сильный, он нападает на меня, он причиняет мне боль. Я не могу ему сопротивляться. Он рвет меня, мне больно, очень больно и очень страшно. Умираю. Я умираю» - это не мой текст, но я могу под ним подписаться. Потому что все, что имеет ценность – гибнет в боли и убийстве, насилии и огне. Вся прежняя жизнь сгорела. Утром ты просыпаешься уже другим ребенком, и больше ничего и никогда не будет, как прежде.

В момент, когда это происходит, часть человека погибает навсегда. Кто-то, как я, из девочки превращается в мальчика. Начинает так стричься и так одеваться. Начинает хотеть выглядеть, как мальчик. Отвергает то, что я, она, это девочка. Надевает маску мальчика, а в будущем подруги, рубахи-парня. За рубахой – уверенность, что мужчина тебя не захочет, ведь, если захочет, то обязательно причинит тебе боль. За рубахой - стыд за то, что - девочка. Стыд за то - какая девочка. Вина за то, что – красивая девочка. И самая страшная, всепоглощающая вина - вина в том, что сама виновата, что со мной так обошлись.

Кто-то полнеет до катастрофических размеров, ибо полное тело не захотят.
Кто-то может заниматься сексом через боль и унижения.
Кто-то меняет половых партнеров, как зубочистки.
Кто-то насилует других: физически или морально.

Но всех объединяет одно – никто из нас не может жить так, как велела природа. Потому что не надо природу уничтожать – последствия очень тяжки.

Девочке, с которой я сегодня разговаривала, я, конечно, помочь не могу – я не специалист. Но я ее выслушала, глядя в глаза, я ее поняла – дальше не знаю, как будет. А сама вернулась домой – посмотрела в зеркало и впервые сказала себе вслух: я никогда не буду такой, какой могла бы быть. Я буду такой, какой сама себя сделаю.

?

Log in